Lewis Carroll Алиса в Зазеркалье Through the Looking-Glass, and What Alice Found There Перевод Демуровой Н.М. Добавить в избранное
Содержание:
[ Обоснование текста ]
[ О переводе стихов ]
[ Дополнение ]



О книгеОб автореThrough the Looking-Glass, and What Alice Found ThereИллюстрацииСтатьи - Комментарии - КритикаКупить книгу «Алиса в Зазеркалье»Отзывы

Глава 9

Королева Алиса

– Ах, как великолепно! – воскликнула Алиса, – Я никогда и не думала, что так скоро стану Королевой.

И, помолчав, строго добавила (она любила себя пробирать):

– Но вот что я вам скажу, Ваше Величество: не пристало вам валяться тут на траве! Королевам должно вести себя с достоинством!

С этими словами она встала и прошлась по лужайке, поначалу весьма скованно, ибо ей было боязно, как бы корона не слетела у нее с головы, но потом смелее, успокаивая себя тем, что вокруг не было ни души.

– Если я и вправду Королева, – подумала Алиса вслух, – со временем я научусь с ней справляться!

Все было так странно, что она ничуть не удивилась, увидав, что с одной стороны от нее сидит Черная Королева, а с другой – Белая. [121] Ей очень хотелось спросить их, как они сюда попали, но она боялась, что это будет неучтиво. Подумав, она решила, что может, по крайней мере, спросить, кончилась ли шахматная партия.

– Скажите, пожалуйста… – начала она робко, взглянув на Черную Королеву.

Но Черная Королева не дала ей договорить.

– Никогда не заговаривай первой! – сказала она строго.

– Но, если бы все соблюдали это правило, – возразила Алиса, всегда готовая немного поспорить, – и, если бы никто не заговаривал первым и только бы ждал, пока с ним заговорят, а те бы тоже ждали, тогда бы никто вообще ничего не говорил, и значит…

– Нет, это просто смешно, – воскликнула Королева. – Неужели ты не понимаешь, дитя… – Тут она нахмурилась и почему-то замолчала, а подумав с минуту, решительно переменила тему.

– Как ты смела сказать: «Если я и вправду Королева…» Какое ты имеешь право так называть себя? Ты не Королева, пока не сдашь экзамена на Королеву! И чем скорее мы начнем – тем лучше!

– Я ведь только сказала: «если…» – жалобно проговорила бедная Алиса.

Королевы переглянулись, и Черная Королева произнесла, передернув плечами:

– Она говорит, что только сказала: «если»!

– Но ведь она сказала гораздо больше! – простонала, ломая руки. Белая Королева. – Ах, гораздо, гораздо больше!

– Конечно, больше, – подхватила Черная Королева и повернулась к Алисе.

– Всегда говори только правду! Думай, прежде чем что-нибудь сказать! И записывай все, что сказала!

– Я совсем не думала… – начало было Алиса, но Черная Королева нетерпеливо прервала ее.

– Вот это мне и не нравится! Ты должна была подумать! Как, по-твоему, нужен кому-нибудь ребенок, который не думает? Даже в шутке должна быть какая-то мысль, а ребенок, согласись сама, вовсе не шутка! Ты нас в этом не разубедишь, как ни старайся, хоть обеими руками!

– Я никогда никого не разубеждаю руками! – возразила Алиса.

– Никто и не говорит, что ты разубеждаешь руками! – сказала Черная Королева. – Я и говорю: руками нас не разубедишь!

– Она в таком настроении, – прибавила Белая Королева, – когда обязательно нужно с кем-то спорить. Неважно о чем – только бы спорить!

– Злобный, отвратительный нрав! – заметила Черная Королева. Наступила неловкая пауза.

Ее прервала Черная Королева: повернувшись к Белой Королеве, она сказала:

– Приглашаю вас сегодня на обед к Алисе!

Белая Королева слабо улыбнулась и произнесла:

– А я приглашаю вас!

– Я, правда, про обед ничего не знаю, – заметила Алиса, – но если сегодня я даю обед, то гостей, по-моему, приглашать должна я.

– Мы долго ждали, пока ты догадаешься нас пригласить, – заметила Черная Королева. – Но ты, видно, уроков хороших манер не брала!

– Манерам на уроках не учат, – сказала Алиса. – На уроках учат арифметике и всякому такому…

– Сложению тебя обучили? – спросила Белая Королева. – Сколько будет один плюс один плюс один плюс один плюс один плюс один плюс один плюс один плюс один плюс один?

– Я не знаю, – ответила Алиса. – Я сбилась со счета.

– Сложения не знает, – сказала Черная Королева. – А Вычитание знаешь? Отними из восьми девять.

– Этого я не знаю, но зато…

– Вычитания не знает, – сказала Белая Королева. – А Деление? Раздели буханку хлеба ножом – что будет?

– По-моему… – начала Алиса, но тут вмешалась Черная Королева.

– Бутерброды, конечно, – сказала она. – А вот еще пример на Вычитание. Отними у собаки кость – что останется?

Алиса задумалась.

– Кость, конечно, не останется – ведь я ее отняла. И собака тоже не останется – она побежит за мной, чтобы меня укусить… Ну, и я, конечно, тоже не останусь!

– Значит, по-твоему, ничего не останется? – спросила Черная Королева.

– Должно быть, ничего.

– Опять неверно, – сказала Черная Королева. – Останется собачье терпение!

– Не понимаю…

– Это очень просто, – воскликнула Черная Королева. – Собака потеряет терпение, верно?

– Может быть, – отвечала неуверенно Алиса.

– Если она убежит, ее терпение останется, верно? – торжествующе воскликнула Королева.

– А, может, оно тоже убежит, только в другую сторону? – спросила без тени улыбки Алиса.

Про себя же она подумала:

– Какой вздор мы несем!

– Арифметику совсем не знает! – закричали обе Королевы в один голос.

– А сами вы знаете? – спросила Алиса, внезапно поворачиваясь к Белой Королеве.

Ей было обидно, что Королевы так к ней придирчивы. Белая Королева охнула и закрыла глаза.

– Прибавить я еще могу, – сказала она, – если мне дадут подумать. Но отнять – ни под каким видом!

– Азбуку ты, надеюсь, знаешь? – спросила Черная Королева.

– Конечно, знаю, – отвечала Алиса.

– И я тоже, – прошептала Белая Королева. – Будем повторять ее вместе. Хорошо, милочка? Открою тебе тайну – я умею читать слова из одной буквы! Великолепно, правда? Но не отчаивайся! И ты со временем этому научишься!

Тут в разговор снова вмешалась Черная Королева.

– Перейдем к Домоводству, – сказала она. – Откуда берется хлеб? Отвечай!

– Это я знаю, – радостно начала Алиса. – Он печется…

– Печется? – повторила Белая Королева. – О ком это он печется?

– Не о ком, а из чего, – объяснила Алиса. – Берешь зерно, мелешь его…

– Не зерно ты мелешь, а чепуху! – отрезала Белая Королева.

– Обмахните ее, – сказала с тревогой Черная Королева. – А то у нее от умственного напряжения начнется жар!

И они принялись обмахивать ее ветками и не успокоились до тех пор, пока Алиса не попросила их перестать, так как волосы у нее совсем растрепались.

– Ну, вот теперь она вне опасности, – сказала Черная Королева. – А Языки ты знаешь? Как по-французски «фу ты, ну ты»?

– А что это значит? – спросила Алиса.

– Понятия не имею!

Алиса решила, что на этот раз ей удастся выйти из затруднения.

– Если вы мне скажете, что это значит, – заявила она, – я вам тут же переведу на французский!

Но Черная Королева гордо выпрямилась и произнесла:

– Королевы в сделки не вступают!

– Лучше бы они в споры не вступали, – подумала Алиса.

– Не будем ссориться! – забеспокоилась Белая Королева. – Скажи мне лучше, отчего бывает молния?

– От грома, – ответила без промедления Алиса. В чем-чем, но в этом она была совершенно уверена. Впрочем, она тут же поправилась:

– Нет, нет, наоборот!

– Не поправляйся! – сказала Черная Королева. – Что сказано – то сказано. Пеняй теперь на себя!

– Кстати, – проговорила Белая Королева, опуская глаза и нервно ломая руки, – на прошлой неделе в пятницу была такая гроза! То есть, я хотела сказать – в пятницы!

Алиса удивилась.

– У нас, – сказала она, – больше одной пятницы разом не бывает!

– Какое убожество! – фыркнула Черная Королева. – Ну а у нас бывает шесть, семь пятниц на неделе! А иногда зимой мы берем сразу десять ночей – чтоб потеплее было!

– Разве десять ночей теплее, чем одна? – рискнула спросить Алиса.

– В десять раз теплее, конечно!

– Но, вероятно, и в десять раз холоднее! – заметила Алиса.

– Совершенно верно! – вскричала Черная Королева. – В десять раз теплее и в десять раз холоднее! Точно так же, как я в десять раз тебя богаче и в десять раз умнее! [122] Алиса вздохнула и не стала спорить.

– Похоже на загадку без ответа! – подумала она.

– Шалтай-Болтай тоже так думает, – проговорила тихо, словно про себя, Белая Королева. – Он как раз подошел к нашей двери со штопором в руках…

– Что ему было нужно? – спросила Черная Королева.

– Он сказал, что хочет зайти, – продолжала Белая Королева, – потому что ему нужен гиппопотам. Но в то утро у нас ничего такого в доме, к сожалению, не оказалось.

– А в остальные дни? – удивилась Алиса.

– Только по четвергам, – отвечала Королева.

– Я знаю, зачем он приходил, – сказала Алиса. – Он хотел наказать рыбок, потому что… [123] Тут Белая Королева снова ее прервала.

– Такая была гроза, такая гроза! Ты даже в мыслях такого представить себе не можешь!

(– Конечно, не может, – заметила Черная Королева. – Да у нее и мыслей-то нет!)

– Часть крыши унесло, и в дом набился гром! Он раскатывался по всем комнатам, сшибая столы и стулья! Я так испугалась, что собственное имя забыла!

– В такую минуту я бы и не пыталась его вспомнить! – подумала Алиса. – К чему оно?

Вслух, однако, она этого не сказала, чтобы не обидеть бедную Королеву.

– Ваше Величество должно извинить бедняжку, – сказала вдруг Черная Королева Алисе, взяв Белую Королеву за руку и нежно ее поглаживая. – Она очень добрая, но всегда говорит глупости! Просто не может иначе!

Белая Королева робко взглянула на Алису; Алиса чувствовала, что должна ее утешить, но, как она ни ломала себе голову, ничего не могла придумать.

– Она не получила никакого воспитания, – продолжала Черная Королева. – И все же она добра на диво! Погладьте ее по головке! Увидите, как она обрадуется.

Но Алиса не осмелилась последовать ее совету.

– Немножко дружеского участия… и папильотки в волосы… и она станет совершенно неузнаваемой!

Белая Королева глубоко вздохнула и положила голову к Алисе на плечо.

– Я так хочу спать! – простонала она.

– Устала, бедняжка! – сказала Черная Королева. – Пригладьте ей волосы! Одолжите ей свой спальный чепчик! И спойте ей колыбельную!

– У меня с собой нет чепчика, – возразила Алиса и попыталась пригладить Белой Королеве волосы. – И я не знаю никакой колыбельной.

– Придется мне самой ее убаюкивать, – вздохнула Черная Королева и запела: [124]

На груди Алисы дамы засыпают,
Пир еще не начали, нас не приглашают.
А как пир закончится – мы все пойдем на бал:
Алиса с королевами, и стар и мал.

– Запомнили слова? – спросила она и положила голову к Алисе на другое плечо. – А теперь убаюкайте меня! Я что-то тоже спать захотела.

Не прошло и минуты, как обе Королевы крепко спали, да еще и храпели к тому же!

– Что же мне делать? – подумала Алиса, в замешательстве оглядываясь по сторонам. Головы Королев скатились, словно два тяжелых шара, ей на колени. – Такого еще ни с кем не бывало! Стеречь двух спящих Королев! История Англии не знает подобного случая! Ну, конечно, не знает! Ведь в Англии никогда не было сразу двух Королев!

– Ах, ну проснитесь же, наконец! – воскликнула она нетерпеливо. Но в ответ раздалось лишь мерное похрапывание.

С каждой минутой оно становилось все мелодичнее, все отчетливее, и, наконец, стало ясно, что это песенка – можно даже было разобрать слова; Алиса так заслушалась, что совсем не заметила, как две тяжелые головы исчезли с ее колен.

Она стояла перед огромной дверью с аркой, над которой большими буквами было написано «КОРОЛЕВА АЛИСА»; по обеим сторонам двери свисали ручки звонков – над одним стояло «Для гостей», а над другим «Для слуг».

– Дослушаю песенку до конца, – подумала Алиса, – а потом позвоню. Только в какой звонок мне звонить?

Она задумалась.

– Я не гостья, но я и не служанка. Нужен еще один звонок с надписью: «Для Королевы».

В эту минуту дверь приотворилась, из-за нее высунулось какое-то существо с длинным клювом и прошипело:

– Прием отменяется до послезавтрашней недели!

И с грохотом захлопнуло дверь.

Алиса долго стучала и звонила, но все было напрасно. Наконец, старый Лягушонок, сидевший невдалеке под деревом, встал и медленно заковылял к Алисе. На нем был костюм ярко-желтого цвета и огромные сапоги.

– В чем дело? – спросил он хриплым басом.

Алиса рассерженно повернулась.

– Где привратник? – гневно начала она. – Почему никто не подходит к двери?

– К какой двери? – спросил Лягушонок.

Он говорил так спокойно и неторопливо, что Алиса чуть не затопала на него ногой.

– К этой, конечно!

Лягушонок уставился на дверь большими грустными тусклыми глазами, потом подошел поближе и потер ее пальцем, словно проверял, не сходит ли краска, и снова уставился на Алису.

– Как это: «никто не подходит к двери»? – переспросил он. – Ты же к ней подошла!

Он так хрипел, что Алиса с трудом разбирала слова.

– Не понимаю, что вы говорите, – сказала она.

– Чего ж тут не понять? – ответил Лягушонок. – Небось, я по-английски говорю. Или, может, ты оглохла? Как по-твоему, где ты стоишь?

– Ах, оставьте, – отмахнулась Алиса. – Я в нее колочу, а все без толку!

– Зря колотишь, – пробормотал Лягушонок. – Так ведь она и осерчать может!

С этими словами он подошел к двери и изо всех сил пнул ее своим огромным сапогом.

– Не тронь ее – проговорил он, задыхаясь. – И она тебя не тронет! И он, вернулся, прихрамывая, на свое место.

В эту минуту дверь широко распахнулась, и пронзительный голос запел:

Королева Алиса на праздник зовет: [125]
– Собирайся скорей, Зазеркальный народ!
На высоком престоле в блестящем венце
Королева Алиса вас ждет во дворце!

И сотни голосов подхватили припев:

Так наполним бокалы и выпьем скорей!
Разбросаем по скатерти мух и ежей
В кофе кошку кладите, а в чай – комара,
Трижды тридцать Алисе ура!

Голоса нестройно прокричали «Ура!», и Алиса подумала:

– Трижды тридцать – девяносто! Интересно, кто-нибудь там считает или нет?

Потом снова наступило молчание, и тот же пронзительный голос запел второй куплет:

И сказала Алиса: – Зазеркальный народ!
Счастлив тот, кто с тремя Королевами пьет.
Это редкое счастье, великая честь -
За обеденный стол с Королевами сесть!

И хор снова подхватил:

Так нальем же в бокалы чернила и клей,
И осушим их залпом за наших гостей.
Вина с пеплом мешай, веселись до утра!
Девяностожды девять ура!

– Девяностожды девять! – повторила в отчаянии Алиса. – Этого мне никогда не сосчитать! Войду-ка я лучше в дом!

И она вошла. В зале тотчас воцарилась мертвая тишина.

Алиса пошла вдоль столов, беспокойно поглядывая по сторонам. Тут собрались звери, птицы и даже цветы – гостей было много, не менее пятидесяти персон.

– Как хорошо, что они пришли сами, без приглашения, – подумала Алиса. – Я бы не знала, кого приглашать, а кого нет.

Во главе стола стояли три кресла; в одном сидела Белая Королева, в другом – Черная, а кресло между ними было свободно. Алиса уселась в него, смущенная всеобщим молчанием; ей так хотелось, чтобы кто-нибудь заговорил.

Наконец, Черная Королева сказала:

– Вы опоздали – мы уже съели суп и рыбу. Она махнула рукой и крикнула:

– Несите мясо!

И слуги поставили перед Алисой блюдо с бараньим боком. Алиса посмотрела на него с тревогой – ей никогда раньше не приходилось резать мясо.

– Вы, я вижу, робеете, – сказала Черная Королева. – Разрешите мне представить вас этому боку. Знакомьтесь! Алиса, это Бараний Бок. Бок, это Алиса…

Бараний Бок поднялся с блюда и поклонился Алисе; та тоже ему поклонилась, так и не решив, смешно это или страшно.

– Я вам отрежу по кусочку? – спросила она Королев и взяла в руки нож и вилку.

– Как можно? – запротестовала Черная Королева. – Вас только что познакомили, а вы уже на него с ножом! Унесите Бок!

И слуги тотчас же его унесли, а взамен принесли сливовый пудинг.

– Я не хочу знакомиться с пудингом, – быстро сказала Алиса, – а то так мы вообще не пообедаем. Отрезать вам по кусочку?

Но Черная Королева посмотрела исподлобья и произнесла:

– Знакомьтесь! Пудинг, это Алиса. Алиса, это Пудинг. Унесите пудинг!

И слуги тотчас же схватили Пудинг со стола, так что Алиса даже не успела ему поклониться.

– Впрочем, почему это одна Черная Королева здесь распоряжается? – подумала она и, решив посмотреть, что получится, крикнула:

– Слуги! Принесите Пудинг!

И тут же, словно по мановению волшебной палочки фокусника, Пудинг снова оказался перед ней. Он был такой огромный, что Алиса опять немножко оробела. Но она взяла себя в руки, отрезала кусок и подала его Черной Королеве.

– Какая наглость! – сказал Пудинг. – Интересно, что бы ты сказала, если бы я отрезал от тебя кусок? Мерзкое ты создание!

Он произнес эти слова густым и жирным голосом. Алиса в ответ не могла сказать ни слова: она только смотрела на него широко раскрытыми глазами.

– Скажи ему что-нибудь! – воскликнула Черная Королева. – Ведь это смешно: Пудинг говорит, а ты молчишь!

– Знаете, мне сегодня читали столько стихов, – начала Алиса робко, ибо она заметила, что стоило ей открыть рот, как в зале воцарилась тишина и все взоры обратились на нее. – И во всех стихах было что-нибудь про рыб… Как странно, правда? Интересно, почему здесь так любят рыб?

Она обращалась к Черной Королеве, и та ответила, хоть как-то и невпопад.

– Кстати, о рыбах… – медленно и торжественно произнесла она прямо в ухо Алисе. – Ее Белейшее Величество знает премилую загадку, всю в стихах – и всю сплошь о рыбах! Пусть она ее загадает, хорошо?

– Ее Чернейшее Величество очень добры, – проговорила Белая Королева в другое ухо Алисы. – Я сделаю это с восторгом! Вы разрешите?

– Прошу вас, – сказала Алиса учтиво.

Белая Королева засмеялась от радости и погладила Алису по щеке. Потом она начала: 

Изловить эту рыбку нетрудно -
Ребенку под силу.
И купить эту рыбку нетрудно -
Гроша бы хватило.
А в тарелку ее положить -
Так и вовсе безделка.
Потому что она, как известно,
Родится в тарелке.
– Рыбку мне принеси!
– Принести ее вам? Это можно.
– Крышку с рыбки сними!
– Ах, увольте, мне так это сложно, -
Будто клеем приклеена крышка…Теперь
Отгадайте загадку:
Легче рыбку наружу извлечь или нам,
Обнаружить отгадку?
[126]

– Даю тебе минуту на размышление! – сказала Черная Королева.А мы пока выпьем за твое здоровье!

– Здоровье Королевы Алисы! – завопила она во весь голос.

И все гости тут же выпили, хоть и несколько странно: кто нахлобучил себе на головы бокалы, словно колпаки, и слизывал то, что текло по щекам, кто опрокинул графины с вином и, припав к краю стола, пил все, что лилось на пол. А три каких-то существа (очень похожих на кенгуру) забрались в блюдо с жарким и лакали соус.

– Словно свиньи в корыте! – подумала Алиса.

– Ты должна произнести благодарственную речь, – сказала Черная Королева, взглянув исподлобья на Алису.

– Мы тебя поддержим, не беспокойся, – шепнула Белая Королева.

Алиса послушно встала, хоть сердце у нее и похолодело.

– Большое спасибо, – ответила она тоже шепотом, – я и сама справлюсь.

– Это будет совсем не то! – решительно заявила Черная Королева.

Пришлось Алисе покориться.

(«Они так навалились на меня с двух сторон, – говорила она потом сестре, дойдя в своем рассказе до этого места, – словно хотели меня раздавить к лепешку!»)

Ей, и вправду, пришлось нелегко: Королевы поддерживали ее под локти и так давили с обеих сторон, что чуть не подбросили в воздух.

– Я поднялась, чтобы выразить вам свою благодарность… – начала Алиса.

И тут она действительно оторвалась от пола и поднялась на несколько дюймов в воздух, однако, успела схватиться за край стола и снова опуститься на пол.

– Берегись! – завопила Белая Королева, вцепившись обеими руками Алисе в волосы. – Сейчас что-то будет!

И тут (как говорила потом Алиса) началось что-то несусветное. Свечи вдруг вытянулись до потолка, словно гигантские камыши с фейерверком наверху. Бутылки схватили по паре тарелок и вилок – хлопая тарелками, словно крыльями, и перебирая вилками-ногами, они разлетелись в разные стороны.

– Совсем как птицы, – успела подумать Алиса в начавшемся переполохе.

В эту минуту она услышала у себя за спиной хриплый хохот и, оглянувшись, чтобы посмотреть, что случилось с Белой Королевой, увидала, что вместо Королевы в кресле сидит Бараний Бок.

– А я здесь! – закричал кто-то из суповой миски.

Алиса снова обернулась. Доброе, круглое лицо Королевы улыбнулось ей из миски и исчезло в супе. [127]

Нельзя было терять ни минуты. Кое-кто из гостей повалился уже в блюда с едой, а половник шел по столу к Алисе и нетерпеливо махал ей рукой, чтобы она уступила ему кресло.

– Довольно! – закричала Алиса. – Я больше не могу!

Она вскочила, ухватила скатерть обеими руками и сдернула ее со стола. Блюда, тарелки, гости, свечи – все полетело на пол.

– Ну, а вас … – закричала Алиса, в сердцах поворачиваясь к Черной Королеве, которая, как ей казалось, была всему виновницей. Но Королевы рядом не было: она стала маленькой, как кукла, и крутилась по столу, ловя свою шаль, которая волочилась за ней словно хвост.

В другое время Алиса очень бы этому удивилась, но сейчас она была слишком рассержена, чтобы чему-то еще удивляться.

– Ну, а вас … – повторила Алиса и схватила Королеву как раз в тот миг, когда она прыгнула на севшую на стол бутылку, – вас я просто отшлепаю, как котенка! [128]